Стихотека

Илья Эренбург Ночь была

Ночь была. И на Пинегу падал длинный снег.
И Вестминстерское сердце скрипнуло сердито.
В синем жире стрелки холеных «Омег»
Подступали к тихому зениту.
Прыгало тустепом юркое «люблю».
Стал пушинкой Арарата камень.
Радугой кривая ввоза и валют
Встала над замлевшими материками.
Репарации петит и выпот будних дней.
И никто визиток сановитых не заденет.
И никто не перережет приводных ремней
Нормированных совокуплений.
Но Любовь — сосед и миф —
Первые глухие перебои,
Столкновенье диких цифр
И угрюмое цветенье зверобоя.
Половина первого. Вокзальные пары.
На Пинеге снег. Среди трапеций доллар.
Взрыв.
Душу настежь. Золото и холод.
Только ты, мечта, не суесловь —
Это ведь всегда бывает больно.
И крылатым зимородком древняя любовь
Бьется в чадной лапе Равашоля.
Это не гудит пикардская земля
Гудом императорского марша.
И не плещет нота голубятника Кремля —
Чудака, обмотанного шарфом.
Это только тишина и жар,
Хроника участков, крохотная ранка.
Но, ее узнав, по винограднику, чумея и визжа,
Оглушенный царь метался за смуглянкой.
Это только холодеющий зрачок
И такое замедление земного чина,
Что становится музейным милое плечо,
Пережившее свою Мессину.

Читать другие стихи этого автора
Страшен свет иного века
Страшен свет иного века, И недолго длится бой Меж...
Да разве могут дети юга
Да разве могут дети юга, Где розы блещут...
Из земной утробы Этновою печью
Из земной утробы Этновою печью Мастер выплеснул густое...
Батарею скрывали оливы
Батарею скрывали оливы. День был серый, ползли облака. Мы...
Стали сны единой достоверностью
Стали сны единой достоверностью. Два и три —...
Возмездие
Она лежала у моста. Хотели немцы Ее унизить....