Стихотека

Леонид Губанов М.Ю. Лермонтову

Я зачитал тебя до дыр
на подлокотниках, до сажи,
когда, с тоскою сняв мундир,
стрелялся ты с собою дважды.
Дым пистолетный глаз не ест,
и не пугает гром влюбленных.
Ты в девочке увидел – крест
и ускакал, как зачумленный.
Но не в Керчи, а лишь в Тамани
с едва начатого листа
ты вдруг увидел грудь Тамары
и соблазнителя Христа!
И как любовники в гареме
твоих полуодетых дум,
глаза безумные горели
и углем прожигали ум.
Шумел источник, хрипли двери,
каменьем осыпался грот,
а девочку не звали Мэри,
а лошади не лезли вброд.
Не мучались, не целовались,
и не кружилась – голова,
лишь перечеркивались, каясь,
твои бессмертные слова.
Шумел источник, шла борьба,
обвал устраивали горцы.
И тучам в черные гроба
багрово вязла голова
отрезанного наспех солнца!
Святой воды из этих мест
на коромыслах не носили.
Дым пистолетный глаз не ест,
не в девочке увидел крест,
ты крест увидел на России!
Она была твоей Ланской,
красивой, с сердцем поседевшим.
Она была больна тоской
Души твоей, такой нездешней.

Ну что ж, кого полюбят Боги,
тот умирает – молодым!
Белеет парус одинокий,
как тает пистолетный дым!..

Читать другие стихи этого автора
Жизнь
Жизнь — это наслаждение погоста, грубый дом дыма, где...
Автографы мои
Автографы мои — по вытрезвителям, мои же интервью...
Марине Цветаевой
Была б жива Цветаева, Пошёл бы в ноги...
На моей голове накопились яблоки
На моей голове накопились яблоки, Вишнёвое платье не...
Родина, моя родина
Родина, моя родина, Белые облака. Пахнет чёрной смородиной Ласковая рука. Тишь...
Полина
Полина, полынья моя! Когда снег любит, значит, лепит. А...