Стихотека

Владимир Костров Не банкира, не детей Арбата

Не банкира, не детей Арбата,
Не актёра в маске какаду –
Я простого русского солдата
Вижу в телевизорном бреду.

Вот он курит. Вот он щи хлебает.
Вот вскрывает банку тесаком.
Вот окоп себе, как крот, копает,
Вот стоит, пленённый, босиком.

Отключаю сникерсы, кроссовки,
Номинаций подлые ходы,
Наглые обжорные тусовки,
Эти бюсты, ляжки и зады,

Речи президента и премьера,
Телекомментаторов враньё.
Ты – мой сын, солдат, ты – боль и вера,
Горе неизбывное моё.

В поле пусто, на банкетах густо.
Взорваны больница и вокзал.
Новый жанр российского искусства,
Рвущий душу телесериал.

Дорогой Никита, пойте соло,
Верю, вы не флюгер, не фигляр.
Ой, покруче «Утомлённых солнцем»
Триллеры «Будённовск» и «Кизляр».

Я не понимаю вашей мести
К прошлому. Жесток был вождь. Жесток.
Ну а что нам делать с «грузом двести»?
Кто гробы поставил на поток?

На костях убитых батальонов
Что мы значим и о чём поём?
Предали мы двадцать пять мильонов.
Сдали в рабство? Отдали внаём?

Страшно мне, что вас «отцы народа»
Скоро заласкают до конца.
Новый русский – старая порода,
Твёрдо-большевистские сердца.

А солдат убит под смех и крики.
Снова бюсты, ляжки, голый зад…
Что ж ты, русский инженер Зворыкин,
Изобрёл проклятый аппарат?

Читать другие стихи этого автора
Бедное сердце болит спозаранку
Бедное сердце болит спозаранку В горьком сознанье беды...
Две берёзы над жёлтою нивой
Две берёзы над жёлтою нивой, Три иконы на...
Шутка
Я люблю надвинуть креном козырёк на правый глаз. Я...
Что может знать чужак
Что может знать чужак о полной русской воле? Судить...
До чего нестерпимо и жёстко подуло
До чего нестерпимо и жёстко подуло… Мы дерёмся,...
Не трогайте жанр
Не трогайте жанр, Излучающий жар. Поленья рассудка в пыланье...